Свобода слова.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Свобода слова. » Сетевая Литература. » Миллионерша.


Миллионерша.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

В белом пальто, с маленьким саквояжем, Татьяна, топ-менеджер консалтинговой компании, вышла из такси и направилась в сторону вокзальных тёток, сдающих квартиры посуточно. Она сразу увидела Галину. Та немного выделялась из этой  бурой кучки женщин без возраста. Но даже  светло-зелёная куртка и отсутствие картонки на груди с жирной надписью «Квартиры», не поднимали её  статуса выше уровня уличной торговки.

«Хорошо, что я – не они», – подумала Татьяна.  Зарплатная карточка Visa Gold, стеклянный кабинетик, скромная белая Ауди, и даже ненавистные корпоративы показались ей светлым облаком благополучия на фоне промозглой вокзальной площади.

- Галя, здравствуйте. В этот раз я прилетела раньше Сергея. Я отдам Вам деньги за полсуток. Вечером он подвезет остальные.
- Хорошо, –   ответила Галина, но было понятно, что ей это не очень нравится: –  адрес помните?
- Да, конечно, спасибо, – сказала Татьяна, и связка ключей, весом  маленького счастья легла в её ладонь. Так случилось, что счастье  её смогло затаиться, пережить боль тяжёлой  разлуки и, вопреки любым доводам разума, снова притягивать к ней Сергея, назначая им встречи в разных странах и городах. 
Татьяна скрывала от родных, что встречается с бывшим мужем.  Никто бы не понял, как смогла она простить человека, который два года назад так подло предал её.

Однажды, таким же серым осенним утром она узнала: у неё нет жилья,  нет на счетах денег, кредитки пусты, а он спит и везде появляется с её лаборанткой. Татьяна ушла с работы, сняла квартиру, а когда совсем задавили долги, уехала в никуда.

Никто бы не мог понять её. Она это знала. Шло время, боль затихала, в столице другой страны она снова нашла работу.  И мужчины встречались на её пути, но все не такие, не те. То пахнет не так, то сопит, то потеет. Ни с кем она не могла засыпать, так как с Сергеем.  Он был, наверно, её  наркотиком. Может, причина была в его повышенном тестостероне? Сутулый, брюзжащий, всегда подшофе, он не был гигантом секса, он был как раз тем, что надо. Ни долго, ни коротко, ни быстро, ни медленно, ровно столько, как надо для полного растворения. Такая страшная и прекрасная химическая зависимость.
***
Татьяна открыла дверь уже знакомой квартиры. Самолёт Сергея через два часа. Можно принять душ, выпить кофе и даже немного поваляться.
Струи воды, сбегая по спине, по плечам, по волосам уносили с собой проблемы, неудачи, обиды.  Спокойствие свежестью разливалось по телу. Татьяна, не спеша, придерживая рукой полотенце, закрученное на голове, вышла из ванной, открыла шкафчик и почему-то решила вытащить  нижнюю  в стопке персикового цвета простынку.

Идиллия рухнула на пол кучей белья.
- Ёшкин дрын!   -  с досадой сказала Татьяна и попыталась одной рукой собрать и затолкать все обратно в шкаф. Но, что это? У задней стенки шкафа были сложены друг на друга пачки денег, перетянутые банковскими лентами. Татьяна взяла одну пачку. Похоже, настоящие.
Сердце заколотилось. Она бросилась к двери, проверила, закрыто ли на предохранитель. Начала складывать простыни, потом снова вытащила, села на пол напротив шкафа, прижалась спиной к стене, закрыла лицо руками.  Мысли как пчелы роились в голове, и ни за одну из них не удавалось зацепиться.

«Беги! Беги!», – стучало в висках.
Она поднялась. И куда только делась медлительная Татьяна Михайловна? Со скоростью звука, она вытряхнула все из  саквояжа, переложила вещи в плотный пакет для мусора – другого не попалось под руку.  Несколько пачек растолкала между вещами, остальные уложила  в саквояж. На всякий случай проверила остальные шкафчики. Сложила развалившиеся простыни, персиковую, самой нижней. Влажные волосы затянула в узел. Надела свое самое лучшее белье, французское платье в белый горошек, легкое белое пальто, туфельки.  Повязала тонкий платок. Надела темные очки. Взглянула на себя в зеркало на секунду. Почти с обложки Переса-Реверте «Королева юга», даже чёрный пакет не портил её образ.

Татьяна доехала на такси до  автовокзала, оставила в камере хранения мусорный пакет со своими вещами и частью денег, поехала в аэропорт.
***
Сергей не рассчитывал, что Татьяна будет его встречать в аэропорту, она окликнула его, махнув рукой.

- Привет! Я так рад! Слишком шикарно выглядишь! Прямо как миллионерша, – Сергей, приобнял её.
- Исправлюсь. Буду выглядеть как дешёвая лаборантка,  – как-то серьёзно сказала Татьяна.
- Таня, опять!  Не сплю я с ней уже давно! Что она покоя тебе не даёт! Не ревнуй! Поехали? Или может быть мне покурить и сразу лететь обратно?
- Покурить в любом случае! Пойдём скорее на выход, – и, немного отдалившись от толпы, сказала: – Серёжка, сейчас без эмоций. Слушай, надо думать, что делать.
Татьяна говорила тихо.  Лицо было спокойно, иногда она улыбалась. Внешне ничто не выдавало её волнения.

Она говорила о том, как нашла эти деньги, как собиралась, как волновалась, а в это же время, в её голове каким-то нелепым фоном  мелькали мысли-картинки:
«Зря я с ним. Однажды предавший!» – лицо Сергея растекалось как в кривом зеркале и осыпалось мелкими квадратиками.
«Но он любит меня», – лицо снова собиралось.
«Любит? Да он приезжает назло этой кобыле! Она ж теперь спит с его начальником», – лошадиные ноги цокали в женских сапогах.
«Я была с ним счастливой двенадцать лет!
Была. Это прошлое», – маленький  самолётик не успевал дописать слово «Счастье» на синем небе.
***
Татьяна закончила свой рассказ:
- Серёжа,  я не знаю что делать. В ту квартиру возвращаться опасно.
- А сколько там?
- Не считала. Евро. В основном пятисотками, есть две пачки по двести. Больше чем двадцать пачек, больше чем миллион.
- Ничего себе! Но я же с тобой. Не волнуйся. Что-нибудь придумаем. Я люблю тебя,  – Сергей приобнял Татьяну, и она почувствовала мелкую дрожь в его теле.

***
Сергей Иванович осмотрелся, выбрал из всех таксистов самого подходящего на его взгляд, подошёл к нему:
- Шеф, отвези нас в какую-нибудь неприметную гостиницу. Такую, где паспорт не требуют. Но чтоб чисто, тепло и горячая вода.
- Знаю такое местечко, – ответил таксист сдержанно, давая понять, что он не тот, кто лезет в чужие тайны: –  только там, кажется, телевизора нет.
- Без проблем. Кино мы себе сами устроим, –  пошутил Сергей.
- Не сомневаюсь, –  взглянул на  Татьяну: –  даже завидую.

В бывшей советской гостинице почти все номера были отданы под офисы, осталось только два, которые нелегально сдавались за почасовую оплату. Выходной день, офисы закрыты, в коридорах тишина.  Охранник, получив деньги, провёл Татьяну и Сергея в комнату.
Сергей закрыл дверь, дважды провернул ключ и оставил его изнутри. Аккуратно поставил на стул свой полупустой бизнес-рюкзак. Обхватил Татьяну руками и шепнул:
- Всё. Думать будем потом. Сначала в постельку. Я в душ. Раздевайся.
Время исчезло. И только пространство вбирало в себя движения, впитывало ощущения.

А  в коморке охранник менял изображение на своём мониторе. Теперь в одном из квадратов появилась комната новых постояльцев. Так работала его личная микрокамера. Он стащил её на прошлой работе,  установил на сгибе старого трюмо и кое-как умудрился настроить.
- Ох, молодцы, какие быстрые, –  сладострастно шептал, расстёгивая брюки. Пожалуй, это было его единственное развлечение в жизни, тайное, запретное. Бог не дал ему ни большого ума, ни удачи, поэтому всегда прощал этот грех. А начальство ничего не замечало.
- Ааа-ах! Жаль без звука, –  прохрипел охранник, закончив свой тайный акт одновременно с героями  «кинофильма».
Постояльцы исчезли с экрана, а через некоторое время изображение комнаты пропало совсем – Татьяна набросила полотенце на угол трюмо. Охранник вздохнул с досадой, махнул рукой и прилег на свою кушетку.

Точно так, как вскрывают конверты в ночь после свадьбы, Татьяна с Сергеем,  разложив деньги на кровати, считали  их, срывали банковские ленты. Для конспирации  хотели ленты сжечь, но вовремя заметили противопожарные  датчики.  Поэтому просто порвали, помяли, смочили, замотали куском туалетной бумаги, сверху завернули в цветную обёртку от женской прокладки и  выбросили в мусорное ведро.

Освобождённые от банковских оков, деньги взлетали вверх и осыпались то ли листьями, то ли шелестящим дождём. Супруги, а теперь они точно знали, что снова распишутся, подставляя головы, руки, плечи, купались в деньгах. Потом пили виски, целовались, смеялись. Смех Татьяны вдруг вылился в слезы. Она уткнулась в плечо Сергея и, всхлипывая, шептала:
- Серёжка, родной мой, ведь мы когда-то об этом мечтали. Зачем же, зачем ты тогда так со мной поступил?
- Таня, Танечка, хватит. Я тысячу раз просил твоего прощенья. Ну, дурак, виноват, – он целовал её руки, плечи, колени. Следы от слезинок стали слегка подсыхать.
- Надо что-то с ними делать, – сказала Татьяна, и начала собирать купюры.
Пока она ровными стопками складывала богатство, Сергей сбегал в ближайшую палатку купил сок и две коробки конфет.
- Таня, похоже, мы здесь одни, я даже охранника не видел. Может спит.
- А нам никто и не нужен.

Деньги складывали, уже не пересчитывая.
- Сочные деньги тебе,  – сказала Татьяна, подумав, что в коробке из-под сока ещё хватит места для денег из мусорного пакета:  – а  цветные конфетки мне.
Они вспоминали о тех временах, когда приходилось носить чиновникам взятки. Два килограмма конфет в зелёных обёртках – это значило две тысячи долларов, а если в цветных, то евро. А сейчас две коробки конфет и не полная сока «весили» один миллион двести сорок тысяч евро!

Когда все было упаковано, Татьяна решила прилечь отдохнуть. Сняла с трюмо полотенце, постелила его на подушку.  Фена  не было, а её густые длинные волосы ещё до сих пор не просохли. Она накрылась одеялом и задремала.  Сергей для храбрости выпил ещё немного и собрался на встречу с Галиной.

Перед выходом, он присел на диван в холле гостиницы, отправил по телефону какие-то сообщения. Хотел позвонить Галине, но в этот момент, раскатистый всхрап прорвал тишину. За одной из дверей Сергей обнаружил спящего охранника.  «Ни хрена себе! – подумал он,  – Не фиг спать на работе!».  Прошёл в коморку и только приготовился  разбудить нерадивого работника, как  с ужасом увидел на экране Татьяну.
Сергей вихрем влетел в свой номер, шёпотом разбудил её, затащил в ванную, включил воду, и в шуме воды на ухо тихо сказал:
- Здесь камера! Одевайся быстро! В комнате не мельтеши. Бежим!
Убегали они аккуратно, не привлекая к себе внимания, действовали слаженно, понимая друг друга с полуслова, с полувзгляда, как разведчики в старых советских кино. Они ехали, меняя маршрутки на троллейбусы, шли сквозь дворы и снова ехали, запутывая следы. Один раз даже поцеловались, когда мимо проезжала милицейская машина. И только когда убедились, что никто их не преследует, начали действовать разумно.
Перекусили в маленькой кафешке. Вызвали такси. Сергей позвонил, договорился о встрече с Галиной.  Из такси  пересел на троллейбус за одну остановку до места встречи. Отдал деньги Галине и вернул ключи от квартиры:
- Извините, Галя, что так получилось, но мы жить в квартире не будем, уезжаем.
- Поссорились что ли? – небрежно спросила Галина.
- Да. Она уже уехала в аэропорт.
- Так ты оставайся! Я тебе девочку приглашу. Не дорого.
- Я уже билет поменял. И настроение не то.
- Ну, как хочешь. Спасибо, что за два дня заплатил. А то мне на прошлой неделе пришлось хозяйке свои деньги отдавать и замок менять за свои.
- Так это не Ваша квартира?
- Да нет, конечно, я с несколькими хозяевами работаю. Может, останешься?
- Спасибо, Галя, но не могу, – Сергей, ссутулившись, поплёлся было в сторону троллейбусной остановки, но вдруг вернулся: –  Может Вам как-то помочь найти этих людей, у Вас телефон, паспортные данные остались?
- Да не люди это! Сволочь одна командировочная! И ключ спёр и не заплатил, скотина! Телефон недоступен. А паспорта мы не проверяем! Хрен его найдёшь! А приличный такой! – Галина выдохнула шумно, – Да бог ему судья! Считай, что ты и так меня выручил. Если найду кого завтра, хоть часть верну. А то я уже и убираю эту неделю в квартире сама. И останавливаются все, как назло, на один, на два дня. Уже с ног валюсь! Ну, ладно. Давай, счастливо!
- И Вам удачи!

Сергей был вполне доволен полученной информацией. Вроде бы, все нормально. Похоже, ни Галина, ни хозяйка о деньгах ничего не знают. Скорей всего, деньги того командировочного. И, главное, какие-то люди уже останавливались в этой квартире в последнее время.

Сергей вошёл на глазах у Галины в троллейбус, а на следующей остановке пересел  к Татьяне в такси. Они приехали на автовокзал, забрали вещи из камеры хранения. Все, что было в пакете, разложили в рюкзак и Татьянин саквояж, с трудом, но все поместилось. И на маршрутке поехали в другой город поближе к российской границе. Почти всю дорогу спали, свернувшись клубком вокруг драгоценных вещей.

Почти под утро пара «любовников» поселилась тайно в такой же невзрачной гостинице, но уже в другом городе. На всякий случай они выключили свет в номере и даже забрались под одеяло.
Смеялись, представив, как кто-то смотрит кино про одеяло, вздымающееся в бледных лучах уличного фонаря. Татьяна чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете.
- Таня, я люблю тебя. Ты моя! Столько лет, а у меня с тобой никогда не бывает обломов.
- В смысле?
- Ну, знаешь, вот девочка молодая: и попка, и грудки. А не стоит, блин! Ну, или то стоит, то падает. А с тобой за всю жизнь ни разу такого не было.
- Серёжа, зачем ты мне это говоришь? Мне надо этим гордиться?  Я не хочу ничего знать о каких-то там девочках.  Я же не рассказываю о своих мужиках.
- А ты расскажи!
- А что о них говорить? – и  помолчав, добавила: – Мне, наверно, пока везёт. Обломов ни у кого не бывает.
- Ааа-а! Правда, давай завяжем тему. И вообще, секс не самое главное. Я засыпать с тобой люблю, – он  обнял Татьяну. Тела сплелись, удобно совпадая. Такая  вот осталась привычка.

Спали не долго. Помня о возможных кинокамерах,  перепаковали вещи и деньги. Вызвали такси. И присели «на дорожку», готовясь пересечь границу на электричках или местных поездах.
***
А в это время грустил охранник в том, другом городе и, неистово молилась в церкви уборщица – она нашла под тумбочкой пятьсот евро, и в придачу целую вазочку вкусных конфет.

- Спасибо тебе господи! – молилась и причитала:
– Не  жалей, не жалей, деточка, этих денег! – обращалась она мысленно к этой женщине в белом пальто: – Ты  ещё заработаешь много, много денег. Ты так спасла меня! Дай тебе бог здоровья! Мне ж полгода надо работать, чтоб получить столько. Я ж так плакала. Мне деньги нужны. Доехать к сестре. Болеет она. А у меня ж нет ни копейки, – красной  большой рукой смахивала слезу с рыхлого  лица: – а теперь мне на все хватит: и на билет, и на лекарство. Счастья тебе, деточка!
Не знала уборщица, что деточка младше ее самой всего на одиннадцать лет.

- Ну что? Вздрогнули! Такси уже должно подъехать, – в этот момент говорил Сергей и вдруг резко схватился за живот: – подожди, живот подкрутило. Он на ходу сбросил куртку и забежал в туалет.

- Курлык, - пришло смс сообщение.
Татьяна взяла телефон Сергея, сдернула легким движением кольцо на экране и... это было не такси.  Лаборантка.  Она называет Сергея нелепым прозвищем Нос.
- Нос! Я жду. Кисонька уже мокренькая.
Татьяна  прокрутила вниз: «Что это?».  Вчера  Сергей отправил смс, и закрутилась переписка:
- Привет, моя пандочка, у меня есть денежки! Мноооо-го! Будешь со мной? Нос.
- Нос, нос! А на шубку хватит?
- И на шубку и на новую машинку и на сапожки-сандалики!
- Ой, сандалики сунь далики))) Кися любит, когда ты сунешь далики)))

- Бред, – Татьяна отложила телефон. Быстро вытряхнула все из рюкзака Сергея. Схватила коробку из-под сока и, не хлопая дверью, обхватив саквояж руками, – он стал тяжёлым и не застегнулся, – сбежала  вниз к такси.

- Это Вы вызывали?
- Да-на-вокзал, – на одном выдохе сказала Татьяна, села на заднее сиденье. Такси отъехало от гостиницы. Через пару минут зазвонил телефон. Она сбросила вызов, отправила смс:
- Ты сделал свой выбор.
В ответ прилетело:
- Не понял. 
- Залезь с головой в её мокрую кисоньку.
- Сука! Верни деньги. Я сдам тебя в милицию!

Она выключила телефон.

Мутная пелена обволакивала Татьяну. Ни думать, ни действовать не было сил. Она просто не сопротивлялась. Таксист  привёз её вместо железнодорожного на автовокзал. Она расплатилась, вышла. В своём белом пальто, обхватив  расстёгнутый саквояж, она медленно шла по краю автобусной платформы, потерянная, пытаясь поймать хоть какой-то ответ на вечный вопрос: «Что делать?».
Водитель междугородного автобуса притормозил, открыл дверь и крикнул: «Быстро садитесь, есть одно место!». Она забралась  в этот автобус, даже не взглянув на картонку с маршрутом. Сказала: «Спасибо». Села. Прижалась к спасённым деньгам, и мир вокруг нее стал исчезать. Одна. В никуда. В руках почти полтора миллиона. А вокруг пустота.
Где-то там глубоко, в каких-то отголосках сознания, Татьяна боялась границы. И тогда ещё не знала она, что как раз пересекает границу. Свою собственную. Оставляя прошлое за чертой.

Постепенно мир вокруг неё стал проявляться, наполняться красками,  звуками. За окном замелькали  деревья, поля, проявилась спинка впередистоящего сиденья, синяя шторка. Появились какие-то люди, шум мотора, запах чьей-то надкушенной булки.  Разум аккуратно отодвинул пелену и дал прорваться простой мысли: «Бог отвел». 

Рассказ написан. в Школе Конкурса Копирайта - К2

2

тут она с фотографией.
https://www.proza.ru/avtor/uphelga


Вы здесь » Свобода слова. » Сетевая Литература. » Миллионерша.